September 23rd, 2021

Терроризм, ИГИЛ, женщины, Битлз

Благодаря дискуссии с Дмитрием Аксельродом начитался разных интересных статей о терроризме и ИГИЛ:

Йорам Швейцер, "Palestinian Female Suicide Bombers: Virtuous Heroines or Damaged Goods?" - на ту же тему мотивации палестинских бомбисток, как и статья Анат Берко, но без дурацких рассуждений, является ли феномен таких бомбисток шагом к идеалам феминизма или наоборот.
Задаётся он конкретным вопросом: верно ли представление, что женщины идут в бомбистки оттого, что не вписаны в общество, рассматриваются как "дефектные", отвержены и не могут создать нормальную семью?
Вывод: такое бывает, но в основном нет. Травма к такому поступку может подтолкнуть, конечно - но эта травма совсем необязательно делает женщину отверженной, скорее наоборот: гибель брата или жениха от рук израильских солдат, к примеру.



Впрочем, на данный момент такой способ атак уже лет 13 как в прошлом. Об этом другая статья того же автора, "The Rise and Fall of Suicide Bombings in the Second Intifada". Много интересных деталей: я, например, не помнил, что сперва бомбистов засылали лишь ХАМАС и Исламский Джихад, а Мученики Аль-Аксы и НФОП подхватили этот тренд лишь в 2002-м году (или в конце 2001-ого года - тут неясно). До того они совершали теракты с использованием стрелкового оружия.

Швейцер называет много разных факторов, отчего атаки бомбистов сошли на нет: и реоккупация палестинских городов во время "Защитной стены", и постройка реальной стены, и улучшенная работа разведки, и то, что ХАМАС заполучил в распоряжение собственную территорию и возможность стрелять с неё ракетами - а такой способ, возможно, им предпочтительней, поскольку выглядит "легитимней", чем взрыв кого попало в кафе. Но предупреждает, что в случае очередной эскалации к этому оружию палестинцы вполне могут вернуться.

Всё же полностью удолетворительного ответа на вопрос, почему все организации отказались от использования бомбистов, и не возвращались к нему даже во время всех обострений вокруг Газы, я не нашёл.



Уже вне статьи: осознал также (раньше не замечал), что была одна террорганизация, последовательно проводившая стратегию совершать нападения лишь на "территориях", но не в самом Израиле - это "Танзим". Причём её глава, Марван Баргути, формулировал это именно как принцип: "while I, and the Fatah movement to which I belong, strongly oppose attacks and the targeting of civilians inside Israel, our future neighbor,...".
Идеализировать, тем не менее, их не надо: гражданских они отлично убивали, вполне намеренно. Да и одно из наиболее омерзительных убийств Второй интифады на их совести - Шалхевет Пас застрелил снайпер "Танзим".

Апдейт: даже если Баргути и вправду проводил такую стратегию, потом их методы изменились. Боевики Танзим устроили расстрел в тель-авивском ресторане Seafood Market, в кибуце Мецер, участвовали в теракте в ашдодском порту, пытались устроить теракты-самоубийства в Рош Аине и в Петах-Тикве.

Да и до этого обстреляли машину у соседствуюшего с Самарией, но находящегося внутри "зелёной линии" кибуца Мейрав.

Спасибо [personal profile] affidavid за поправку.



И пара статей на тему "ИГИЛ и женщины":
  • Mah-Rukh Ali, "ISIS and propaganda: how ISIS exploits women"
  • Gulfer Ulas, "Female Radicalisation: Why do Women join ISIS?"

    За годы существования ИГИЛ к нему присоединилось десятки тысяч жителей Запада (в основном детей эмигрантов из исламских стран). Более десятой части из них - женщины:
    In July 2018, the number of Western foreign fighters and civilians who joined ISIS had estimated at up to 41,490 people with 4,761 being women and 4,640 minors.

    Интересно, что пропаганда, завлекавшая их, существенно отличалась от пропаганды для жительниц собственно мусульманских стран. Вторым предлагался традиционный набор: блюди скромность, люби мужа, рожай детей, будь хорошей хозяйкой, будь тихой и послушной. В то же время мессиджи, рассчитаные на первых, куда больше апеллировали к романтизму борьбы, самореализации (у нас ты можешь кем угодно: воином, женой воина, полицейской, учительницей и т.д - хотя, конечно, в рамках исламских норм), и противоставляли этот образ жизни как освобождающий от душных западных норм. И это находило сочувствие: women sympathetic to ISIS deliberately seek to challenge modern Western-imposed gender norms, and furthermore emphasise their rejection of "Western feminism".

    Этим пропаганда ИГИЛ существенно отличалось от талибановской, которая была в отношении женщин куда более однозначной, да и вообще женские привлекательные образы не использовала - а вот ИГИЛ как раз да.

    (Интересен также рассказ про отличия работы с прессой. В то время, как прочие исламисты (Талибан, Аль-Каида) стремились идти на контакт и "приручать" журналистов, обменивая доступ к интересным местам и личностям на сочувственное освещение, игиловцы их тупо резали. Что в сочетании со строгим контролем распространения информации с территории ИГИЛ приводило к интересному эффекту: журналисты, будучи вынужденными как-то освещать события на территории, куда соваться они просто не смели, они обращались к игиловским официальным сообщениями и к материалам, которые размещали в соцсетях сторонники ИГИЛ - и размещали сразу в удобном для републикации журналистами виде.)



    Возвращаясь к теме женщин: интересно также, что Муса Черантонио, считающийся одним из самых успешных пропагандистов ИГИЛ, не стеснялся с ними в деталях расходиться. В лекции про исламское право он весьма ехидно проходится по саудовским нормам не давать женщинам водить ("they have an obsession with women not being on cars"), считая это бездоказательным измышлением, неправомерным выводом (qiyās), как и нормы типа бурки.

    Саудиты, впрочем, с тех пор от этого ограничения отказались. По этому поводу студенты музакадемии Беркли - сирийка, иорданец, американец и палестинцы - записали самый оригинальный и симпатичный кавер на Битлов из всех, что я слышал: