?

Log in

No account? Create an account
 
 
01 September 2019 @ 01:56 am
Сериальное  
По мере просмотра разных западных сериалов накопились несколько случаев, когда у меня отваливалась челюсть и очень хотелось посмотреть в глаза сценаристам, чисто чтобы понять, что должно быть в голове у человека, способного вот такое вот преподнести совершенно с невинным видом, как будто так и надо. Общее для всех этих случаев то, что во всех них персонажи совершают какую-то совершенно фантастическую гадость, но причём так, что ни ими самими, ни окружающими, ни прочими - никем это не рефлексируется вообще, и действие спокойно продолжается себе дальше, как будто ничего особого не произошло - или же преподносится как вполне удачная концовка. Всё выглядит так, словно создатели этих сюжетов вообще не подозревают, что публику тут может нечто огорошить.

Сейчас будет понятно:

1. "Homeland", конец третьего сезона. Главная героиня, цеэрушница Кэрри, со своим возлюбленным, человеком сложной судьбы Николасом Броди, находятся на задании в Иране. Задание они выполнили и предаются мечтам о спокойной жизни вместе - но тут этого Броди хватают иранцы и вешают. Сдало им его непосредственно кэррино цеэрушное начальство, причём сдало даже без особой необходимости - так, чтобы другому своему агенту некую фору дать. От Кэрри это даже и не скрывают.

После чего эту Кэрри вызывают на ковёр и глядя в глаза спрашивают: а скажи-ка, Кэрри, эта история на твою дальнейшую работу с нами повлияет? И Кэрри, грустно потупившись, отвечает: нет, сэр, конечно не повлияет. И идёт дальше служить родному ЦРУ.

Я, признаться, до такой степени не мог поверить в этакий сюжетный оборот, что отсмотрел весь последущий сезон в надежде, что это начальство в какой-то момент обнаружит, что благодаря Кэрри у него, начальства, горло перерезано от уха до уха - но вот хрен мне на рыло, служит она им с исключительной преданностью.


2. "Silicon Valley", тоже третий сезон, кажется. Комедийный сериал про тяжкую жизнь стартапов, забавный и ненапряжный. И вот один персонаж, забавный увалень-программер, типичный comic relief, заводит любовную связь с девушкой-хакером. Она ему ровно ничего плохого не делает, даже не думает ему угрожать или как-то злоумышлять против него - но в какой-то момент он начинает стрематься, что ведь она же может! если захочет! - и без дальнейших размышлений сдаёт её властям. Её садят на огромный срок в тюрьму, и действие течёт себе дальше, от одной смешной сценки к другой. Его друзья об этом знают, но ни у кого по этому поводу даже и лёгкого упрёка - что ж ты так, братец? - не срывается, на их отношения это не влияет никак и мы, зрители, так и должны любить этого увальня со всеми его забавными недостатками.

"Этот двадцатилетний мальчуган с детства отличался странными фантазиями, мечтатель и чудак. Его полюбила одна девушка, а он взял и продал ее в публичный дом." (c)


3. "Safe", детективный сериальчик авторства модного писателя Харлана Кобена. У главного героя пропала дочь, а бойфренда дочери нашли убитым. Подруга главного героя помогает ему дочь разыскать и в результате спасает её жизнь от ещё одного персонажа, пытавшегося эту дочь пристрелить. Всё хорошо, но тут главный герой осознаёт, что бойфренда убила как раз эта самая подруга (тот узнал некий секрет из её прошлого и угрожал разрушить её жизнь).
Лично ему этот дочкин бойфренд ничем особенно не дорог, но он её тут же и сдаёт, причём с совершенно замечательным обоснованием - мне, дескать, иначе невозможно, не смогу жить с такой тяжестью на сердце, зная, что умолчал.


Первые два американские, последний - британский, но автор из Штатов. Признаться, ни в советском, ни в нацистском кино мне такой омерзительной лоялистской морали не попадалось.


Особняком стоит испанский "La Casa de Papel". Тут мораль не лоялистская, а наоборот, но в целом это ничуть не менее поразительное произведение искусства. На протяжении трёх сезонов кряду сценаристы из кожи вон лезут, чтобы заставить зрителей переживать-волноваться за граждан, берущих ничего плохого не сделавших ни им, ни кому другому людей в заложники для того, чтобы а.) сорвать колоссальные деньжищи чисто для личного обогащения, б.) войти в историю, в.) получить адреналиновый кайф. Ну и одного из своих вытащить - но это уже сильно задним числом, в третьем сезоне.

Создатели очень стараются сделать их как можно более живым и объёмными, с достоинствами и недостатками, слабостями и страстями - на фоне достаточно плоских прочих персонажей - чтобы мы их полюбили, и это невооружённым глазом видно. И чем больше они старались, тем больше мне хотелось, чтобы всех этих симпатичных, хоть и непростых, людей, со всеми их мечтами и надеждами, любвями и разочарованиями, со всей их верностью и стойкостью, травмами и предысториями, взаимными счётами и взаимовыручкой, обидами и их преодолением, находчивостью и отвагой - перестреляли бы нахрен.

Но моя реакция, похоже, нетипична. Народу они очень полюбились.
Tags:
 
 
Current Music: La Casa de Papel - Bella Ciao (https://youtu.be/spCdFMnQ1Fk)
 
 
 
shadow_geometer on September 2nd, 2019 03:11 am (UTC)
Честно говоря, изумлён вашим комментарием до глубины души. Что вы имеете в виду под "становилось общественной нормой" и "сдать"? Может, мы разное понимаем? По-моему в практически любом обществе, которое выходило за пределы земледельческой общины такое было, просто граница проходила по разному (то есть, условно, скрывать от правосудия своего знакомого убийцу и скрывать, что родная мать неправильно перешла улицу, укрывая от штрафа - разные вещи по тяжести и допустимости, и порог почти всегда где-то между). Слово "сдать" - сильное слово, но идея ответственности, не отменяющей дружеские, семейные и пр. связи очень старая. И фактически во всех реальных системах законов обычно закрепляются границы порога привязанности (в духе того, что муж и жена не обязаны свидетельствовать друг против друга).

То есть, по-моему, вопрос скорее в отношении к закону и восприятии общественных систем - это такая страшная штука на фоне семьи и прочих личных отношений, к которой надо становиться рогами наружу и друг другу спиной, или нет. Причём отношение к нормам общества не как к врагу по мере развития медленно нарастало по мере того, как нарастала практика закона и устаканивались меры контроля (это, например, в значительной мере история Дальнего Востока), ну и по мере того, как падала роль большой семьи и, наоборот, увеличивались возможности контроля (это уже новейшее время, индустриализация, урбанизация и так далее)...