Category: литература

(no subject)

Товарищи, а не помнит ли кто рассказ с таким содержанием?

Наёмный убийца выслеживает студента, чтобы в каком-нибудь переулке огреть гирей по голове. Во время слежки его заносит то ли на выставку, то ли на лекцию, посвящённую анатомии, и киллер, мужик довольно невежественный, сильно переезжается тем, насколько сложная и таинственная штука - человеческий организм. Под впечатлением от этого он отказывается от убийства; студент остаётся в счастливом неведеньи о том, что ему грозило.

Мне упорно кажется, что автор - Александр Грин; вроде по стилю ему вполне подходит, но в списке рассказов Грина я ничего похожего не нашёл.

Читали, не?
  • Current Music
    Nick Nolan - Life of Sin
  • Tags

(no subject)

Пока последний том Поттера не вышел, немного погенерим всякий бред:

Как мы помним, при первой встрече главгероя с умклайдетомастером Олливандером тот говорит ему такую странную фразу:

"I think we must expect great things from you, Mr. Potter.... After all, He-Who-Must-Not-Be-Named did great things - terrible, yes, but great."


Интересно, а что именно Олливандер подразумевал под "ужасными, но великими" свершениями гражданина Риддля? О Вольдеморте часто говорят как об одном из могущественнейших магов своего времени, но всё, что широко известно о его достижениях - лишь то, что на протяжении долгого времени он наводил на магическое сообщество жесточайший террор. Это, конечно, впечатляет, но всё же недостаточно для характеристики наподобие олливандеровой. Вряд ли кто-то сказал бы про товарища Ежова, что тот "творил великие дела — ужасные, но великие".

Интересно также, что из всех персонажей он единственный, кто воздаёт Риддлю такую своеобразную хвалу. Остальные его либо просто боятся, либо не боятся (если это Дамбльдор), либо преклоняются и боятся одновременно (если это последователи).

Из всего, что нам известно о деяниях Томми, лишь одно подпадает под определение "ужасного, но великого". Хоркруксы. Вот тут он действительно произвёл эксперимент беспрецендентный - как сказал Дамбльдор, никто на свете больше одного хоркрукса никогда не производил. Да и сам Риддль характеризовал себя в этой связи так: "я, дальше других ушедший по дороге, ведущей к бессмертию". И, бесспорно, прилагательное "ужасный" к этому свершению вполне подходит - учитывая особенности технологии.

Но тогда возникает вопрос: мог ли знать что-то об этих опытах простой производитель волшебных палочек? Если да, то тогда его внезапное исчезновение в начале шестой книги приобретает неожиданное освещение. Учитывая, что есть целых две стороны, которым было бы очень интересно пообщаться с ним на эту тему. Учитывая, что при сцене, где он произносит свою фразу о "ужасных-великих делах" присутствует тихий скромный Рубеус Хагрид.

(no subject)

Дияб Абу Джахья, "Между двух миров: корни борьбы за свободу"

Отрывки из книги, написанной ливанцем, жившим в Бельгии, основавшим там движение в защиту эмигрантов-мусульман и недавно, во время последней войны, вернувшимся на родину. Книга о арабско-израильских войнах, особенно о кампаниях в Ливане в 78-м и 82-м годах, которым автор был непосредственным свидетелем; о различных арабских политических движениях и военных группировках; о приходе самого автора в эти движения и т.д.

Collapse )
  • Current Music
    Pink Floyd - Comfortably Numb
  • Tags